Джимми Айовин: музыкальная легенда в рядах Apple

Этот человек известен тем, что стал одним из основателей американского звукозаписывающего лейбла и идеологом музыкального сервиса Beats, созданного в партнерстве с Dr. Dre. Его имя – Джимми Айовин. Как мы знаем, в текущем году Apple приобрела Beats за $3 млрд, и можно сказать, что именно поэтому Джимми стал Человеком года по версии статусного мужского журнала GQ. Небольшую новость по этому поводу мы уже опубликовали, но Айовин рассказал журналистам намного больше всего интересного о себе и ниже предлагаем вашему вниманию всю беседу легендарного человека с GQ.

В биографии Джимми есть весьма интересные факты. Как, например, то, что он в качестве звукорежиссера сотрудничал с Брюсом Спрингстином при записи его альбома «». Айовин также продюсировал альбом группы Patti Smith под названием «», пластинку рок-группы Tom Petty, «», и диск U2, «». Он стал сопродюсером фильма «», а сейчас занимает одну из управляющих должностей в Apple. Какой же напрашивается вывод? Что звание «» Джимми Айовину вручили с некоторым опозданием, ведь в сфере развлечений он работает, причем, очень успешно, не годы, а десятилетия.

Сейчас Джимми Айовину за 60, но он до сих пор держится как подросток: неутомим и дружелюбен, и не может усидеть на месте. Так что очень легко представить его пареньком, который начал свою карьеру в 19 лет, подметая полы в одной из звукозаписывающих студий Нью-Йорка. Год спустя, в 1973-м, произошел прорыв: Джимми показал себя, когда в студии Джон Леннон корпел над одним из своих треков. Легендарный Леннон оценил умения юноши и пригласил его остаться и помочь ему в работе.

Потом о молодом таланте начали говорить, и уже через два года он работал как звукорежиссер с самим Брюсом Спрингстином над альбомом «Born to Run». В 70-х и 80-х Джимми заработал себе прекрасную репутацию и успел посотрудничать с множеством именитых музыкантов, среди них – Tom Petty, Patti Smith, U2. В 1999 году Айовин создал собственный звукозаписывающий лейбл, Interscope. Однажды к нему пришел молодой рэпер и дал послушать свой трек. Это оказался не кто иной, как Андре Янг, теперь известный нам как Dr. Dre. Его первый альбом назывался «». Затем было сотрудничество с такими исполнителями как Eminem, Snoop Dogg, Nine Inch Nails, Lady Gaga. Всех и не перечислить.

А теперь — монтаж, перенесемся в 2006 год. Тогда Dre сообщил Джимми, что получил предложение рекламировать кроссовки. «, – сказал Айовин. – ». Поскольку музыканты понимали (или просто так думали), что для плееров iPod в природе просто не существует классных наушников, они запустили линейку Beats, которую и стал продвигать Dr. Dre. Вскоре стартап превратился в процветающий бизнес. А этой весной Айовин и Dre продали дело Apple за $3 млрд. Джимми ушел с должности председателя совета директоров Можно сказать, что Apple в комплекте с Beats «приобрела» и самого Джимми. Он должен помочь компании продумать будущие перспективы и, как говорит сам Айовин, «».

Читайте также  App Store Dance Party. Танцуют все!

Интервью Джимми Айовина для GQ.

GQ: Как так вышло, что Apple решила купить Beats?

Джимми: Я убедил их, что они просто обязаны купить эту компанию. Я сказал: «». По-моему, это произошло за пару лет до того, как они согласились на сделку.

GQ:Что Вы имели в виду, когда говорили о проблемах с музыкальным сервисом?

Джимми: После смерти Стива и с развитием потокового сервиса стало очевидно, что Apple нужна поддержка. А Beats Music идеально подходит для интеграции с музыкальным продуктом Apple.

GQ: Вы выросли в Ред Хук.

Джимми: Я родом из Бруклина, у меня была кличка «Охламон». Мой отец был портовым грузчиком. А мама — секретарем, большие работяги. Мне прививали те же взгляды. Но я любил музыку и хотел заниматься чем-то своим.

GQ: Когда Вы поняли, что любите музыку?

Джимми: Все просто. Песня Beatles, «». Бум! Я сидел на полу в родительском доме, смотрел телевизор, ждал, когда же увижу Beatles.

GQ: О музыке Вы не задумывались до этого?

Джимми: Нет. Это как получить ожог — запоминается навсегда.

GQ: Джон Леннон как-то спросил у Вас, почему вы занялись музыкой. А Вы солгали ему.

Джимми: Ну, да. Это потому что меня спрашивал один из «Битлов». Представьте, мне 20 лет, а он спрашивает: «?» И я сказал: «?» Он ответил: «». А я говорю: «!»

GQ: Это-то и интересно. Ведь успеха в работе с музыкантами Вы добились, потому что были крайне откровенны со всеми. Сила правды, да?

Джимми: Я получал подтверждение этому каждый день. Спрингстин и Patti Smith были совершенно бескомпромиссными. Им было нужно величие. А в студии стоит помнить, что правда всегда привязана к чему-то. Я всегда переживал об их музыке так же, как и они сами. Когда я работал с ними, для меня в мире не существовало больше ничего. Ничего. Я даже о себе не думал.

Видите ли, я как губка. Я не могу учиться за партой, но я учусь у кого-то, кого я считаю крутым и великим. У меня есть дар — я могу заметить, если в человеке есть что-то особенное. Понимаете, у меня хорошо получается выбирать для общения правильных людей.

GQ: Как Вы встретились с Dre?

Джимми: Он и Шуг Найт [на тот момент генеральный директор Death Row Records] пришли ко мне с альбомом «». Я только закончил работать над «» с U2. Я слышал, что хип-хоп становится все популярней, но не представлял себе, что это такое. И тут появился Dre. Я говорю ему: «?» А Dre отвечает: «». Когда они рассказали мне, как записали эту пластинку, я был в шоке. Они нелегально проникали в студии, правительство преследовало их, их даже судили (дело по инвестированию полученных от рэкета капиталов). Вот что пережили ребята без денег, пытавшиеся записать свой альбом. И тогда я сказал: «».

Читайте также  Сравнение Xbox One и Sony PlayStation 4. Смертельная битва года

GQ: Вы говорили, что слоган у Beats такой: «».

Джимми: Я подхожу так ко всему. Если вы так не считаете, вы — старик, и не важно, 25 вам или 55. Так становится страшно двигаться вперед. Дэвид Геффен говорил мне: «». Он прямо вбил это мне в голову. Жизнь — это поиск баланса между страхом и путями его преодоления. Страх можно использовать как стимул или воспринимать как преграду. Я очень горжусь тем, что придумал Beats в свои 55 лет. Мы с Dre хотим быть двигателями прогресса в современной культуре. Для меня это значит очень много. Осознание того, что мы создали новый тренд, гораздо важнее, чем деньги. Но вы, наверное, мне не поверите.

Все что я могу, это поделиться с вами своими чувствами. Я открыт для всего. Вот пример. В 1998 году лейбл Death Row почти изжил себя, 2Pac был убит, все шло наперекосяк. И тут мой ассистент рассказывает мне, как побывал на одном рэп-баттле, где увидел невероятного парня. Я поручил ему раздобыть диск с записями этого паренька, чтобы показать его Dre. На следующий день я уже слушал его диск и думал: «?». Пацан кричит о своей матери, хочет убить ее. Я родом из мест, где люди не убивают своих матерей. Потом я показал диск Dre, а дальше история развивалась просто потрясающе. Кстати, паренька звали Eminem.

GQ: Есть ли еще что-то, о чем я не спросил, но Вы бы хотели…

Джимми: О своих отношениях с Dre. Я хочу рассказать, потому что это действительно важно. Мы доверяем друг другу безоговорочно. Это самые крепкие отношения, которые у меня случались с людьми. Мы знаем, что делает каждый из нас, и полностью доверяем инстинктам друг друга. Так что если он задумает что-то, а я скажу «», он не будет делать этого. Мы многое пережили вместе, и он — такой человек, о котором я могу сказать одно. Можно знать многих, в кого стреляли, но не каждый из них стрелял в ответ.

GQ: Что для Вас означает покой?

Джимми: Когда ты просыпаешься утром и можешь насладиться текущим моментом. Когда я иду в Apple и работаю над музыкальным сервисом, я с головой окунаюсь в эту работу. [Джимми работает в офисе в Купертино пару дней в неделю.] Я в этом бизнесе с 1973-го. В студии я полностью отдаюсь делу. Моя работа — в моей власти, а не наоборот. Вот в чем для меня суть покоя, с амбициями. Если вы работаете по-другому, вы просто напрасно тратите свою жизнь.

Читайте также  Новая технология от Intel и Micron позволит многократно увеличить емкость SSD-накопителей

GQ: Было ли так, что работа начинала управлять Вашей жизнью?

Джимми: Скорее, она могла направлять меня. Но я иногда жалею, что не относился к работе более спокойно, более легко. Бывало, что чувствовал себя несчастным, и просто делал то, что должен был. Я считал, что должен бояться и стремиться к созданию успешных пластинок. Тогда я работал по 20 часов в день, без выходных, я жил работой.

GQ: Если бы Вы могли дать совет себе 19-летнему, что бы вы посоветовали?

Джимми: Я бы сказал: «». А потом направил бы его работу в сторону объединения контента и технологий. Большинство технологических компаний ничего не понимают в культуре, а организации в сфере развлечений совершенно далеки от технологий. Так больше жить нельзя.

Еще нужно быть открытым. Не важно, насколько ты успешен, сколько у тебя денег. Нельзя определять себя по своему успеху. Да, мне легко заводить связи — благодаря моему успеху. Но моя полезность заключается лишь в том, какие идеи есть у меня сегодня, и что я придумаю завтра. В противном случае я — всего лишь трофей. [GQ]

Источник: iphones.ru

RIOS